?

Log in

Previous Entry | Next Entry

~*~

Всегда оптимистично настроенная Гермиона начинает «Орден Феникса» с надеждой, что героический профессор будет не таким уж «подлюгой». «Он сейчас на нашей стороне», – с укоризной говорит Гермиона назвавшему Снейпа «подлюгой» Фреду. Но на его уроках ничего не меняется. Она по-прежнему слушает его на уроках с «чрезвычайной сосредоточенностью», он проверяет ее работы, не говоря ни слова, что означает, «что придраться не к чему»[1]. И когда Снейп уничтожает сваренное Гарри зелье и портит ему весь день, даже Гермиона готова с разочарованием признается: «А я была почти уверена, что в этом году он не будет так зверствовать»[2].

Но если она когда и печалилась из-за отсутствия взаимопонимания со Снейпом, у нее всегда есть Виктор Крам, которому она пишет такие длинные письма, что конец свитка свешивался со стола.
Гермиона продолжает свои индивидуальные занятия с Макгонагалл теперь уже для того, чтобы помочь свергнуть правление Амбридж. Эта тема обсуждается, как узнает Гарри, когда Макгонагалл просит его обратить внимание на речь Амбридж и прибавляет: «Что ж, я рада по крайней мере тому, что вы слушаете Гермиону Грейнджер[3]
Гермиона удивляет Гарри заявлением, что их сопротивление, «поважнее домашних заданий»[4]. Целью всего, что она выучила в этом году, включая Протеиновые чары и заклинание Colloportus, является битва.
Она знает ответы на все вопросы Амбридж о контрзаклятиях: «они могут быть очень полезны, если ими пользоваться для защиты»[5], она постоянно думала о них после ошибочного использования против Снейпа контрзаклятия в первой книге. Мы видим, чего ей стоит ответ о Веселящих заклинаниях, – теме, которую она проспала на третьем курсе[6]. И, наконец, Вселенная подкидывает ей совершенно снейповское послания через неправильный ответ на экзамене по Древним Рунам:
— Я неправильно перевела «эхваз», — свирепо сказала Гермиона. — Это значит «товарищество», а не «защита». Я перепутала его с «эйхваз»[7]
Сотрудничество, а не защита. Оставьте защиту экспертам. Так подпольные курсы по Защите от Темных искусств, учрежденными Гермионой, перекликаются со скрытыми маневрами Снейпа во второй книге. Гарри учит членов АД самым важным защитным заклинаниям, начиная с Expelliarmus, которые потом они используют в Финальной Битве.
К концу книги Гермиона берет на вооружение еще одну снейповскую тактику: использовать страхи и подозрения противником против них же самих. В кабинете Амбридж она строит из себя тупенькую студентку, заявляя, что они искали Дамблдора в пабе, а затем сеет недоверие в рядах Амбридж[18], привлекая внимание к ненадежности Драко[9], и увидит Амбридж подальше от хижины Хагрида лишь намеком на то, что Хагрид туповат, чтоб ему доверили хранить оружие[10]. Она неопытна, но Амбридж покупается на ее слова так же легко, как Пожиратели Смерти покупаются на заверения Снейпа в том, что Дамблдор – легковерен, а Гарри – бездарен.
Во время битвы в Министерстве Долохов чуть не убил Гермиону с помощью темномагических заклинаний, и чтобы вылечить ее, потребовалось десяток целебных настоек[11]. Варил ли их для нее эксперт по Черной Магии, как он сварил для нее во второй книге зелье из мандрагор? Естественно, курсируя между Орденом Феникса и Пожирателям, Снейп получил полную картину, с чем пришлось в битве столкнуться Гермионе. Теперь он знает лучше,  чем кто-либо еще, чему ее надо учить в следующем году.

~*~

В год, когда Снейп стал преподавателем по Защите от Темных искусств (Принц–Полукровка), он до некоторой степени берет контроль над учебной программой в свои руки. Поэтому у Гермионы, в отличие от Гарри, нет дополнительных занятий. К ее большому сожалению, она в течение всей шестой книге всего лишь одна из множества студентов. Что еще хуже, она начинает показывать неважные результате по зельеделию, предмету, по котором признанным ассом считается Снейп. Становится уже расхожим местом, что для Гермионы все, что ниже «Выше Ожидаемого», считается провалом, так что ее единственное В (Е) по Защите от Темных Искусств явно указывает, что маглорожденная подружка Гарри Поттера вполне может погибнуть, если она не постарается улучшить показатели, да еще если вспомнить убогую попытку получить нужную информацию в лавке «Горбин и Бэрк». К тому же Рон встречается с ее тупоголовой соседкой по спальне. Этот год для Гермионы переполнен печалью, одиночеством и разрушениями.  
Зато, как отзывается о ней Снейп, пока она вне пределов досягаемости! Он говорит Беллатрисе и Нарциссе, что Гарри выжил лишь благодаря «благодаря удачному сочетанию необъяснимого везения и помощи талантливых друзей»[12].
Северус! Нет, ну вы заметили?! После нескольких лет полного игнорирования, признание ее талантов повергает нас в трепет. Гермиона никогда не узнает об этом, но мы-то видим, что это признание взаимное. Однако вернемся в аудиторию. Хотя предмет, который ведет Снейп, изменился, но динамика их отношений осталась все той же. Гермиона старается угодить, он – удостовериться, что в классе нет никого, кто может правильно ответить на вопрос, прежде чем обратится к ней[13]. И в этой книге, мы находим, что же так раздражает Снейпа в ответах Гемрионы с места, насколько она мыслит глубже, чем остальной класс, и как из страха выдать себя он не может поправить ее.
Он спрашивает о невербальных заклинаниях, и Гермиона отвечает, что они дают «крошечное преимущество во времени». И тут Снейп заявляет, что ее ответ – «дословное повторение текста учебника», хотя и правилен по сути[14]. Что он не произносит вслух, так это то, что настало время Гермионе учиться не по учебникам, а на собственном опыте. Да и как могла она не знать правильный ответ, когда лишь благодаря десятку целебных настоек ее удалось выжить после невербального проклятия Долохова. Она, чей друг парализованный со сломанным носом не мог произнести заклинание и призвать к себе волшебную палочку… Ей необходимы невербальные заклинания. Десятью минутами позже она первая в классе сумела «без единого звука отразить направленное на нее Невиллом заклятие-подножку»[15]. Снейп за это не дал Гриффиндору ни одного очка и проигнорировал ее.
Еще хуже обстоят дела на уроках Зелий: Гарри обнаруживает на 10 странице учебника усовершенствованный Принцем-Полукровкой рецепт Напитка живой смерти и становится лучшим на уроках Зельеварения. Теперь можно понять, почему Снейп упоминает этот напиток в своей вступительной речи у первокурсников. Должно быть, рецепт  – одно из первых его успешных новшеств, и он очень им гордился. Обнаруживается все больше и больше доказательств, что Принц–Полукровка со своими «весьма хитроумными заклятиями»[16], которые лично она находит «довольно сомнительными», был ровней Гермионы по уму.
Рон указывает на болезненную часть правды: «Тебе не нравится Принц, Гермиона, — прибавил Рон, сурово указывая на нее сосиской, — потому что он лучше тебя знает зельеварение»[17].
Но это еще не все. На протяжении многих лет Гермиона делала домашние задания за своих друзей и причитала, что мальчишек интересует только квиддич[18]. Теперь оказывается, что есть кто-то, кто думает о других вещах, кто-то, кто понимает третий закон Голпалотта, так же как и она[19], но она не может даже поболтать с ним. Он превзошел ее в учебе, а она не может с ним общаться. Как ей соперничать с ним, если он почти приведение, кто-то очень близкий ей по духу, но из другого времени? Как ей рассказать ему, что ее беспокоит темной природе некоторых из его заклинаний?
Она начинает поиски Принца–Полукровки. Как Том Риддл ищет своих родных, как Гарри находит имя своего отца среди карточек архива Филча, Гермиона идет копаться в прошлом и находит ветхую фотографию его матери, детектив. И на этом текст заканчивается, оставляя Гермиону и читателей с кучей нерешенных вопросов.
Даже после убийства Дамблдора, Гермиона не спешит окончательно ставить на Снейпе клеймо: ««Зло» слишком сильное слово»[20], — говорит она Гарри. И все же она подавлена тем, что, дежуря вместе с Луной возле комнат Снейпа, позволила ему уйти, когда тот попросил их остаться с Флитвиком, пока он «будет сражаться с Пожирателями Смерти»[21].
Тем, что Луна и Гермиона в тот момент оказались рядом, автор говорит нам, что обе девочки, обладающие проницательностью, бессознательно реагируют на истинную сущность Снейпа. Этот же эпизод объясняет, почему Снейп не мог напрямую общаться с Гермионой, отвечать на ее понимание, веру в него, ее заботу о нем. Естественно, девочки позволили ему уйти, он встретился с ними глазами и поговорил с ними. Они видели, что он хочет, чтобы они оставались в безлопастном месте, он собирался бороться и защитить их, и ему нужна была их помощь. Он не мог рисковать и позволять слишком часто себе общение на таком уровне. Это слишком много. Двойной агент понимает, что если позволит Гермионе встретиться с ним еще раз, она легко расшифрует его и узнает правду.

~*~

В «Дарах Смерти» индивидуальные занятия Гермионы заканчивают заданием Дамблдора по Древним Рунам. Снейп не может ее больше учить. И слава Богу, она взяла от него по максимуму чтобы невербально оглушить Мафалду Хопкинс и сойти за Беллатрису Лестрейндж.
Она встречает известие о назначении Снейпа директором Хогвартса незабываемым восклицанием: «Снейп в кабинете Дамблдора… Ну, Мерлиновы кальсоны!»[22]. Тогда же ей и приходит в голову взять портрет Финеаса Найджелуса Блэка с собой и таскает в расшитой бисером сумочке. Теперь, когда Снейп стал ключевой фигурой, Гермионе необходима постоянная связь с его кабинетом, наподобие сквозного зеркала Сириуса, позволяющего Гарри и Аберфорду видеть друг друга. Из Финеаса Найджелуса с его холодными, язвительными манерами[23] получается превосходный преемник Снейпа.
Естественно Гермионе не позволено увидеть Серебряную Лань. Ее, как маглорожденную, первой станут пытать и допрашивать. Она не должна догадываться об истинной сущности Снейпа. Как долго Снейп может надеяться на то, что она все еще не вычислила его по ключам: фальшивый меч, наказание с Хагридом, показной разгром в доме Сириуса? Из всего того, что нам уже известно, она уже догадывается. Но вид Патронуса Снейпа подтвердил бы ее подозрения.
Одна из самых сильных сторон Гермионы, как мы видели по ее эпическому анализу эмоционального состояния Чжоу Чанг в «Ордене Феникса», – это ее эмоциональный интеллект. Она не только полна сочувствия, но и наделена редким качеством – оставаться эмоционально здоровой во время войны. В «Дарах смерти» она плачет двенадцать раз[24], рыдает как только слышит о страданиях других.
По мере приближения к смерти Снейпа в Визжащей хижине, в невероятно тяжелый для него год, когда он не мог проявить сочувствия даже к людям, кричащим в предсмертной агонии, читатели видят (и чувствуют) тяжесть его ноши глазами Гермионы. 
Как при жизни, так и при смерти, Снейп не встретится глазами с Гермионой, но по опыту он знает, что та определит нужный момент и сделает все необходимое. «Гермиона вложила в его дрожащую руку наколдованный из воздуха флакон»[25]. И в этот самый момент не только Снейп, но и Гарри и сама автор, которая даже и не смотрит в сторону Гермионы, уверены, что та берет дело в свои руки. Когда тело Снейпа стало неподвижным, она бросает на него последний взгляд и уходит[26].
Думал ли Снейп о ней хоть когда-нибудь? Конечно, думал. Даже, несмотря на срочность и секретность момента, когда Финеас Найджелус таки определил местонахождения беглецов, Снейп находит время и приказывает тому не называть Гермиону грязнокровкой[27]. Ее человеческие качества значат для него столько же, сколько и его миссия, его долг, это его долг. И хотя он никогда не говорил ей, Гермиона всегда была его родственным по духу и одинаково с ним мыслящим человеком.

Часть вторая


[1] ГП и ОФ, гл. 12.
[2] ГП и ОФ, гл. 12.
[3] ГП и ОФ, гл. 12.
[4] ГП и ОФ, гл. 15.
[5] ГП и ОФ, гл. 15.
[6] ГП и УА, гл. 15.
[7] ГП и ОФ, гл. 31. "'I mistranslated 'ehwaz,' said Hermione furiously. 'It means "partnership," not "defense." I mixed it up with "eihwaz."'" — OotP. р. 715
[8] ГП и ОФ, гл. 32.
[9] ГП и ОФ, гл. 32.
[10] ГП и ОФ, гл. 33.
[11] ГП и ФК, гл. 38.
[12] ГП и ПП, гл. 2.
[13] ГП и ПП, гл. 9. «Снегг не торопясь оглядел класс, убедился, что выбора нет, и сказал отрывисто:
— Очень хорошо. Мисс Грейнджер!»
[14] ГП и ПП, гл. 9.
[15] ГП и ПП, гл. 9.
[16] ГП и ПП, гл. 12.
[17] ГП и ПП, гл. 12.
[18] ГП и ПП, гл. 15. "Quidditch! Is that all boys care about?" — HBP. р. 318.
[19] ГП и ПП, гл. 18
[20] ГП и ПП, гл. 30.
[21] ГП и ПП, гл. 29.
[22] ГП и ДС, гл. 12. "Snape in Dumbledore's study – Merlin's pants!" — DH, р. 226.
[23] ГП и ДС, гл. 15.
[24] DH 94, 145, 196, 213, 308, 349, 351, 361, 441, 544, 567, 640.
[25] ГП и ДС, гл. 32.
[26] ГП и ДС, гл. 33 «She glanced at Snape’s body, then hurried back to the tunnel entrance». — DH. р. 660.

[27] ГП и ДС, гл. 33.

Latest Month

October 2010
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner