?

Log in

Previous Entry | Next Entry

~*~



В самом начале учебного года «Тайной комнаты» Гермионе исполняется 13 лет. Она почти на год старше Гарри, она слишком взрослая для своих лет, да еще у девочек пубертатный период начинается раньше, чем у мальчиков. Итак, она достигла отрочества приблизительно на два года раньше, чем Рон и Гарри. Кстати сказать, мальчишки вообще никак не демонстрируют половое созревание и не проявляют интерес к противоположному полу, пока в книге 4 не увидят вейл. Но Гермионе приходится иметь дело с мужской ипостасью вейлы, анти-Снейпом — Гилдероем Локхартом, который весь сияние, а не плоть.


Наступление подросткового периода — самое время вводить тему предубеждений против магглорожденных, ибо сутью любых предрассудков касательно смешения рас и расовой чистоты является сексуальность, и женщины притесненных групп наиболее уязвимы и находятся в наибольшей опасности. Мы явно увидим это лишь в книге 7, но здесь начинается еще одна большая тема истории Снейпа, второй половины его жизни. Дан ли ему второй шанс, чтобы воссоздать целостность мира, расколотого из-за его предательства Лили Эванс, когда его собственной любви и желаний оказалось недостаточно, чтобы отвернуться от тех, кто впоследствии убьет ее? Что ему сделать, чтобы убедиться, что новое поколение оказалось лучше поколения, что Драко не станет причиной смертей своих одноклассников и магглорожденные не будут преданы их полукровными и чистокровными друзьями?
Как хорошо известно Снейпу, место преподавателя ЗОТИ в этом году вакантно. Поскольку Роулинг постоянно показывает, что Локхарт имеет привычку присваивать себе чужие идеи, его слова «Профессор Дамблдор одобрил мое предложение создать в школе Дуэльный клуб»[1] на самом деле означают, что Дамблдор и Снейп предложили создать клуб, зная, что так Снейп получит возможность научить школьников защищаться в расколовшейся из-за нападения на магглорожденных на два лагере школе.
В этой книге Снейп глядит и разговаривает с Гермионой не больше, чем в первой книге, поэтому ему даже в голову не приходит, что именно она, прокравшись незамеченной в его кабинет, украла ингредиенты для Оборотного Зелья. Впрочем, мы понимаем, что он знает о ее существовании, потому что игнорирует ее. На уроке зельеварения, после встречи Гермионы с василиском, Снейп «ни слова не сказал о ее отсутствии»[2]. Едва заметно улыбается на предложение Драко занять пост директора Хогвартста. Но затем:
— Меня что удивляет, — продолжал вещать Драко, — почему грязнокровки не пакуют чемоданы? Ставлю пять галлеонов, скоро еще один умрет. Жаль, не Грэйнджер…
От расправы его спас прозвеневший звонок. Рон ринулся к нему, но в суматохе сборов его попытку напасть на Малфоя никто, кроме друзей, не заметил[3].
Это в стиле Роулинг: колокольный звон вместо звона в мозгах Снейпа — с помощью пассивного залога, «остался незамеченным»[4], дать понять, что даже в ущерб престижу Слизерина Снейп и не собирался препятствовать выражению чувств мальчика к его магглорожденной подруге.
Однако Гарри и Рон не всегда понимают происходящее. Учителя понимают, как важно выздоровление Гермионы. Когда Дамблдор спрашивает Гарри, если что-то, что он хотел бы ему сказать, и Гарри говорит: нет, заведомо скрывая, что слышит голоса, Дамблдор надеется, что Гарри по-прежнему доверяет Гермионе, и та вскоре выяснит, кто стоит за атаками. Но Гарри и Рон не настолько взрослые, чтобы сообразить, что им нужно навестить в Больничном Крыле обездвиженную Гермиону. На эту мысль их наводит Макгонагалл. Гермиона дожидается их с разгадкой, зажатой в руке. Но смогут ли они сделать свое дело, прийти навестить ее и найти подсказку? Она не может справиться со всем сама; они в привилегированном положении: чистокровный и полукровка, ей нужна их помощь.
Это вынужденное бездействие, беспомощность и полусонное существования напоминает зачарованный сон героинь маггловских сказок «Белоснежку и семь гномов», которую упоминает Гермиона в седьмой книге[5]. Связи обнаруживаются в том, как Роулинг использует объекты. Макгонагалл находит рядом с обездвиженными телами Гермионы и Пенелопы Клируотер, магглорожденной старосты Равенкло маленькое круглое зеркальце. Гарри предполагает, что Гермиона предупреждала всех, что, чтобы защититься от взгляда василиска, надо смотреть за угол с помощью зеркала, вот староста Равенкло и достала зеркальце. Но на самом деле, мы точно не знаем, кому оно принадлежало. Оно лежало рядом с двумя девочками, как символ того, что между ними двумя есть нечто общее — юная женственность маглорожденных, делающая обеих уязвимыми. 
Переживет ли благополучно Гермиона подростковый период, переживет ли обряд посвящения? В магловских сказках, Белоснежку разбудил поцелуй Принца. Но в этом мире поцелуя недостаточно. В мире Роулинг чтобы снять проклятие, необходимо желание сильных объединить усилия с бессильными и сообща бороться за них. Когда Локханс объявляет, что может с закрытыми глазами приготовить живую воду из мандрагор и Снейп холодно возражает, что «по-моему, в школе я специалист по зельям»[6], в этом нет ничего от измышлений романтичного Принца, зато видна стратегия Принца–Полукровки, дающего Гермионе то, что ей необходимо.
Выпускные экзамены в конце Тайной Комнаты, к ужасу Гермионы, будут отменены, и на уроках ЗОТИ из-за отсутствия преподавателя им нечем заняться. Но в поезде ребята практикуют Expelliarmus. Для студентов выжить в этому году было то же самое, что и сдать экзамены, за исключением лишь Гермионы.
Она никогда об этом прямо не говорила мальчишкам, но в этом год она узнала, насколько, будучи маглорожденной, близка к смерти, насколько зависима друзей, от их осознания ее уязвимости и желания бороться за ее жизнь. И опять же ее учебный план во многом отличен от их, и не только потому что она может сварить зелье из книги «Сильнодействующие зелья». Из почти случайно оброненных слов, запрятанных в юмористическом параграфе о выборе предметов на следующий год, мы узнаем, что «Гермиона ничьих советов не слушала, а взяла и записалась сразу на все новые курсы»[7]. Тут дорожки ее, Гарри и Рона расходятся, и она начинает медленно дрейфовать в сторону излома, которую пытается залатать Снейп. Подмостки готовятся для ее следующего года Хроноворота.

~*~



Индивидуальное обучение Гермионы, подстегнутое угрозами убийств маглорожденных Студенов в предыдущем учебном году, начинается в самом начале «Узника Азкабана». Какие же занятия оказались столь неотложными, что ради них даже потребовался Хроноворот из Министерства? Дело не в общеобразовательных предметах, иначе бы Гермиона не бросила Предсказания, распрощавшись с мечтой получить 12 С.О.В., столько же, сколько у Билла Уизли. Судя по ее участию в юридической защите гиппогрифа, в деле с «Молнией» Гарри и в разгадке секрета Люпина, похоже, с помощью Макгонагалл Гермиона проходит ускоренное обучение по курсу защиты и права.
Этот год – напряженный для всех. Появление Сириуса Блэка и Ремуса Люпина постоянно возвращает Снейпа к воспоминаниям о своих безрадостных школьных годах, и его гипертрофированное внимание к Гарри и Невиллу явно показывает, что он ожидает в любой момент появление новых Джеймса и Петтигрю. На протяжении всей третьей книги он в своем самом скверном расположении духа. Его издевательские насмешки над Невиллом Лонгботтом перед Люпином, пожалуй, самое худшее, что он совершил по отношению к школьникам за все семь книг[8].
Два раза он набрасывается на Гермиону: когда заменяет Люпина на уроке по ЗОТИ и во время разборок в Визжащей хижине. Он обзывает ее «докучливой всезнайкой»[9] и почти доводит до слез. И все же Гермиона не испытывает неприязни к Снейпу, и не смотря на его попытки в корне пресечь любые попытки общения с ее стороны, упорно проявляет доброжелательность по отношению к нему. Как она может по-прежнему доверять ему?
На уроке ЗОТИ он наказывает Гермиона за ответы с места, игнорируя ее поднятую руку, издевается над классом за то, что они ничего не знают про оборотней[10]. Он, напоминая, что уроки предназначены не только для нее, и она мешает учиться другим, отталкивает ее. Он поддевает студентов заявлениями, что с тем, что они выучили на уроках Люпина, справятся даже первокурсники. Из-за его недоброжелательности по отношению к студентам, ей все труднее сдерживаться и не противостоять его насмешкам.
И тут кроется глубоко скрытый и все же видимый ответ: злость Гермионы.
Она согласна со Снейпом.
Она слишком хороша, для того чтобы сказать это прямо: конечно же, ей есть, отчего быть злой. Ученикам полагалось бы быть как она. Хогвартсу полагалось бы быть лучше, чем Спиннер Энд. Так ведь же нет. Она значительно опережает одноклассников, обидчики по-прежнему докучают Снейпу, и лишь немногие могут оценить красоту магического образования. Смысл параграфа об оборотнях, начинающийся на странице 394, дошел только до Гермионы: она даже не смогла сдержать насмешливое хмыканье, когда до Рона так и не дошла природа болезни Люпина[11]. В третьей книге ее злость несколько раз прорывается наружу. И с облегчением она слышит, что ее саркастичный учитель выражает те же самые чувства, нет, вероятно, его отвратительное поведение не настолько для нее важно.
Снейп, зная способности Гермионы, настропаляет ее на Люпина, и Люпин, признавая ее таланты и называя «исключительно умной колдуньей»[12], с горечью говорит, что Снейп будет в восторге от того, что она разгадала секрет. Но здесь же пред нами предстает дилемма Снейпа: его собственные секреты будут так же легко расшифрованы Гермионой, как только она с ними столкнется. Так что, даже Снейп признает в ней единственного родственного по духу человека, который слышит его и полагает, что мотивы Снейп могут быть чисты. Он должен оттолкнуть ее от себя мягким предостережением: «Молчать, глупая девчонка!»[13].
Установив эти четкие границы, автор увеличивает темп их осведомленности друг о друге. Как только она закрепляет за Гермионой роль единственного персонажа, который считает, что Снейп прав насчет Люпина, насчет Волчьего противоядия, насчет того, как Сириусу Блэку удалось сбежать от дементоров, автор показывает ярость Снейпа из-за того, что ему не доверяют, не понимают, и его неукротимое желание быть тем, кому верят. Она показывает, что Гермиона – единственный человек, кто проявляет о нем, находящемся в бессознательном состоянии, заботу. «А что с профессором Снейпом?»[14] — спрашивает она, в то время как остальным, похоже, доставляет радость его положение.
Сильнее всего Гермиона проявляет себя в готовности понимать Снейпа там, где Лили (об этом мы узнаем позже) его не поняла: когда она видит, что Люпин – оборотень. Ее мышление схоже со снейповым. Еще до заданных на дом эссе об оборотнях (которые, правду сказать, Снейп так никогда и не получил) она вычислила боггарта Люпина, и задание Снейпа лишь подтвердило ее догадки.
Гермиона могла бы поверить в Снейпа, могла бы его понять. Но второй шанс был дан Снейпу не за тем. Его задача – защищать Гарри, а не залечивать себе старые раны. Гермионе не следует искушать его своим пониманием. Его придется сбить с ног и лишить сознание прежде, чем ей будет дозволено «зачарованно глядеть на безжизненную фигуру Снейпа»[15] на полу Визжащей хижины, или за тысячу страниц до того, как сам Снейп попросит, сказать: «Гарри, ты только посмотри на Снейпа... » [16]. Она отметила для нас для всех момент, и когда он четырьмя годами позже повторится, она будет готова наколдовать флакон, чтобы собрать всю правду о нем.
Именно с помощью Хроноворота Роулинг дает Гермионе возможность понять Спейпа и одновременно держаться на расстоянии. Гермиона знает правило: вас никто не должен видеть. Вы меняете только то, что должны изменить, и не поддаваться искушению. Она знает, как это происходит, но не может объяснить. Она исправляет в прошлом Снейпа лишь одну вещь: маглорожденная гриффиндорка поверила ему насчет Люпина. Она продемонстрировала, что умеет хранить секреты, как например, про Люпина, если считает, что так правильно. Если когда-нибудь она осознает, что Снейп в известном смысле повернул время вспять и исправил свой разрыв с Лили, она сохранит это в секрете.
Независимые проекты Гермиона продолжатся в «Кубке Огня» в виде S.P.E.W. Она столкнется, подобно Гарри или сказочной героине, с тремя внеклассными испытаниями. Все они будут так или иначе связаны со Снейпом.
Первым испытанием для нее будет, когда Снейп вместо того, чтобы отправить Гермиону в больничное крыло, после того, как ее зубы начали расти из-за попавшего в нее заклинания, холодно говорит: «Если и есть какие-то изменения, то весьма незначительные»[17], а ее сокурсники из Слизерина над ней смеются. Удивительно, что Гермиона после этого все еще продолжала относиться к Снейпу с уважением. Мы видим, что он сводит счеты с Гриффиндором частично из-за фаворитизма Дамблдора, однако в целом мы видим: учитель такой же незрелый, как и его студенты, но в силу своего возраста еще и чудовищный, жалкий и жестокий.
Итак, Гермиона без разрешения отправляется в больничное крыло. А затем мы видим настоящий триумф, который дает ей силы не ненавидеть его. Вся эта книга о неконтролируемых физических изменениях: от бестелесного Волдеморта до нескладных четверокурсников и  жгучих сполохвостов. Гермиона берет контроль в свои руки. Она исправляет зубы. Ха.
Во втором своем испытании, Святочный бал, Гермиона воплощает в жизнь сюжет сказки «Золушка», которую она так же вспоминает в последней книге. Здесь она не только Золушка, но и фея. После ее блистательного явления оскорбления Снейп в адрес ее внешности вряд ли могут ранить: этот триумф повлияет на ее представление о самой себе на всю последующую жизнь. И пока Снейп охотится по кустам роз за парочками, Гермиона танцует с сердитым носатым суперзвездой, который торчит в библиотеке, потому что восхищается ей. Молодой человек, отказавшийся от протекционизма Пожирателей Смерти, предпочетший маглорожденную вейле, не опустится до насмешек над студентами и через 20 лет. Крам демонстрирует, каким Снейп мог бы быть.
Привязанность Крама инициирует третье испытание Гермионы: статьи Риты Скитер. Гермиона не обращает на них внимание до тех пор, пока Снейп не зачитывает одну из них всему классу.
«… Снейп еще и после каждого предложения останавливался, чтобы слизеринцы могли вдоволь насмеяться. В исполнении Снегга заметка звучала во стократ хуже»[18]. В отличие от комментария «Не вижу никакой разницы», который я нахожу слишком оскорбительным, для того чтобы он казался забавным, чтение заметки, кажется мне, до безобразия смешным. Гермиона не наносит ответный удар Снейпу частично еще и потому, что вера в него Дамблдора пересиливает ее личные чувства[19], но Рита Скитер – законная добыча. Пленение Гермионой взрослой женщины, которая относится к ней свысока, как к глупой девчонке[20], блистательно и знаменует собой момент, когда она вступает в эпоху зрелости.
Однако и Снейп переживает свое собственное неконтролируемое физическое изменение: его Черная Метка в течение года все становится все четче, безжалостно возвращая его во времена его собственной юности. Ему придется вернуться. И он яростно дает понять о своей готовности принять вызов, и так же смело, как и Гермиона во время своего триумфа, засучивает рукав, чтобы продемонстрировать Черную Метку на своем предплечье, меняет все. Больше никогда Гермиона не сможет смотреть на него только как на школьного учителя.

Часть третья
Часть первая





[1] ГП и ТК, гл. 11. "Professor Dumbledore has granted me permission to start this little dueling club" — COS. р. 189.

[2] ГП и ТК, гл. 15. "making no comment about Hermione's empty seat and cauldron."— COS. р. 267.

[3] ГП и ТК, гл. 15

[4] The bell rang at that moment, which was lucky; at Malfoy's last words, Ron had leapt off his stool, and in the scramble to collect bags and books, his attempts to reach Malfoy went unnoticed. — COS. р. 267

[5] ГП и ДС, гл. 7.

[6] ГП и ТК, гл. 9



[9] ГП и УА, гл. 9

[10] ГП и УА, гл. 9


[12] ГП и УА, гл. 17. "the cleverest witch of your age." PoA. р. 346.

[13] ГП и УА, гл. 19. "KEEP QUIET, YOU STUPID GIRL!" — PoA. р. 360

[14] ГП и УА, гл. 19.

[15 ГП и УА, гл. 19.

[16] ГП и УА, гл. 21. "Harry, look at Snape!" – PoA. р. 412.

[17] ГП и КО, гл. 18. "I see no difference" – GoF. р. 300.


[19] ГП и КО, гл. 27. «Доброе или недоброе, а Дамблдор Снеггу доверяет и...»

[20] ГП и КО, гл. 24. "silly little girl" – GoF. р. 451.


Latest Month

October 2010
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner